Новая журналистика

Перейти к навигации Перейти к поиску

Но́вый журнали́зм (англ. New journalism) — термин относится к стилистике 1960-х и 1970-х и описывает альтернативную (на указанный период) технику написания статей в американской печати.

История

В исходном смысле термин впервые упомянут был Томом Вулфом в 1973 году и относился к его собственным работам и публикациям Трумана Капоте, Хантера Томпсона, Нормана Мейлера, Гэя Талезе[en], Джоан Дидион и прочих публицистов, известных в то время в США. Автор достаточно категорично утверждал[1]:

« Журналистика — это искусство, а современная литература — старорежимная пошлятина.»

Стоит отметить, что неоднозначное высказывание Вулфа относилось к периоду 70-х (когда, собственно, они и было обнародовано). Американская журналистика тех лет действительно была авангардом отрасли.

Речь шла не столько о газетных публикациях, сколько о развёрнутых эссе, авторских колонках и статьях в журналах, рассчитанных на элитарного читателя (в новоязовской трактовке — продвинутого) — The New Yorker, New York Magazine, The Atlantic Monthly, Rolling Stone, Esquire, CoEvolution Quarterly. Отчасти — Scanlan's Monthly (если рассматривать лишь период начала 70-х).

Анализируя ситуацию в медиа-индустрии, Том Вулф резонно отмечал, что в новом журнализме использованы типичные литературные приёмы[2]:

  • Сценоописательство.
  • Диалоги героев материала, использование разговорной «живой» речи.
  • Отчетливо проговорённая в публикации личная точка зрения автора, употребление местоимения «я», интерпретация описываемых событий с точек зрения конкретных персонажей.
  • Литературная регистрация каждодневных деталей (поведения и т. п.) персонажей, подробная фиксация т. н. статусов действующих лиц.

Новый журнализм в России

В современную отечественную журналистику элементы описываемой практики привнесли молодые репортёры перестроечного периода и некоторые писатели (Александр Кабаков, Эдуард Лимонов и др.). Традиционная советская периодика отличалась повествованием от третьего лица и очень сдержанным лексиконом. Но в середине 80-х гласность привнесла в отечественную журналистику и новых авторов, и новые приёмы. Такие представители новой советской журналистики как Любовь Аркус и Дмитрий Быков описывали в 1987 году эти тенденции [3]:

Язык прессы пока еще довольно однообразен, журналисты со сколько-нибудь индивидуализированным стилем — на вес золота. В газетах преобладает смесь двух новоязов: это язык прежней эпохи, сильно разбавленный англицизмами. Это молодое поколение — в основном дети тех самых шестидесятников Владимир Яковлев, Артём Боровик, Дмитрий Лиханов, Евгений Додолев, Александр Любимов, — уже берёт своё. Представители недавней «золотой молодёжи», выросшие в огромных квартирах или проведшие отрочество за границей, молодые выпускники международного отделения журфака МГУ, они начинают делать погоду на телевидении и в прессе. Отличные стартовые возможности и врождённое отсутствие страха позволяет им в течение полугода растабуировать все запретные темы и посетить все горячие точки, куда прежде не ступала нога советского журналиста.

Новый журнализм противопоставляется иногда новым СМИ[4].

Литература

Т.Вульф, «Новая журналистика и Антология новой журналистики» [1][5][6].

См. также

Примечания

Ссылки

The article is a derivative under the Creative Commons Attribution-ShareAlike License. A link to the original article can be found here and attribution parties here. By using this site, you agree to the Terms of Use. Gpedia Ⓡ is a registered trademark of the Cyberajah Pty Ltd.