8-й механизированный корпус (1-го формирования)

Перейти к навигации Перейти к поиску
Всего 8-й механизированный корпус (значения) формировался 2 раза. См. список других формирований
8-й механизированный корпус
(8-й мк)
8th mechanized corps.svg
Вооружённые силы Союз Советских Социалистических Республик ВС СССР
Род войск (сил) автобронетанковые, позднее бронетанковые и механизированные
Вид формирования механизированный
Формирование 1940
Количество формирований 2
В составе 26-я армия
Награды
орден Кутузова II степени
Командиры
генерал-лейтенант Рябышев Дмитрий Иванович

8-й механизированный корпус — общевойсковое формирование (соединение, механизированный корпус) автобронетанковых, позднее бронетанковых и механизированных войск РККА, в Вооружённых силах СССР до и во время Великой Отечественной войны. Участвовал в крупнейшем танковом сражении Великой Отечественной войны под Бродами 25-29 июня[1] или 26-30 июня 1941 года[2].

Действительное сокращённое наименование — 8 мк, в литературе встречается — 8-й мехкорпус.

История

С 4 июня 1940 года в Киевском Особом военном округе (далее КОВО) начал формироваться 8-й механизированный корпус.

Формирование нового объединения (автор ошибается мк — соединение[3]) осуществлялось из частей 4-го кавалерийского корпуса, 7-й стрелковой дивизии, 14-й тяжёлой и 23-й лёгкой танковых бригад. К июню 1941 года корпус имел около 30 тысяч человек личного состава, 932 танка (по штату полагалось 1 031). Однако тяжёлых и средних танков КВ и Т-34 поступило только 169. Остальные 763 машины были устаревших конструкций, межремонтный пробег их ходовой части не превышал 500 км, на большинстве истекали моторесурсы. 197 танков из-за технических неисправностей подлежали заводскому ремонту. Артиллерии имелось также недостаточно. Из 141 орудия 53 были калибра 37 и 45 мм. Средства противовоздушной обороны представляли четыре 37-мм орудия и 24 зенитных пулемёта. Вся артиллерия транспортировалась тихоходными тракторами[4].

15-я танковая дивизия была сформирована в составе 8-го механизированного корпуса летом 1940 года. Она создавалась на базе 14-й тяжелой танковой бригады, а также 512-го стрелкового и 486-го гаубичного артиллерийского полков, 443-го танкового батальона 146-й стрелковой дивизии, танкового полка, зенитно-артиллерийского дивизиона 16-й кавалерийской дивизии. Дивизия имела значительный парк лёгких танков, а также 75 средних танков Т-28, доставшихся ей от 14-й бригады. Вторые танковые батальоны полков дивизии имели на вооружении лёгкие БТ. Весной 1941 года дивизия была передана в формирующийся 16-й механизированный корпус.

23-й танковый полк 12-й танковой дивизии получил от расформированной 14-й тяжелой танковой бригады 51 тяжелый танк Т-35, которые при получении в 1941 году новой техники (КВ и Т-34) были переданы в 34-ю танковую дивизию и распределены по батальонам тяжёлых танков 67-го и 68-го танковых полков[5].

Сам корпус имел значительное количество новых танков, различные источники расходятся в оценке их количества -- от 169 до 189 (при этом танков Т-34 -- 100, КВ-2 -- 2). Общее количество техники в корпусе точно установить не удалось. «Военно-исторический журнал» дает цифру в 858 танков, книга «1941 год. Уроки и выводы» -- 899 танков, бывший командир корпуса Д. И. Рябышев — 932 танка. Но все цифры показывают, что корпус был близок к штатной численности, хотя и имел в основном изношенную «освободительными походами» матчасть.

С 22 июня 1941 года корпус участвовал в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов против гитлеровской Германии и её союзников. 22 июня 26-я армия, в составе которой был корпус, вошла в состав Юго-Западного фронта.

Командование

Командиры

Начальники штаба

Прочие

Состав

Штаб корпуса — располагался в городе Дрогобыч.

Начальник штаба — капитан Кузнецов, Филипп Фёдорович. Заместитель по строевой части — капитан Мустафаев Абибулла (до 03.1941 г.). Помощник по снабжению — капитан Истомин, Григорий Сергеевич.

Численность

Численность личного состава на 22.06.1941 г.: 31 927 человек (это 89 % от штатной численности).

Бронетанковый состав на 22.06.1941:

Соединение Т-37/40 Т-26 Т-28 БТ-2 БТ-5 БТ-7 Т-34 Т-35 КВ-1
12-я танковая дивизия ? - - ? 50 18
15-я танковая дивизия 75
34-я танковая дивизия - - - - 50 51 53
7-я моторизованная дивизия ? - - - -
Итого по корпусу 17 344 75 14 109 ? 100 51 71

Обозначения: «?» — количество неизвестно; «-» — данных нет. Примечание: в корпусе было около 50 химических (огнемётных) танков, и по некоторым данным два КВ-2.

Общая численность танков на 22.06.1941 г.: 858 (по данным Д. И. Рябышева — 932).

Автотранспортный состав на 10.06.1941:

  • Бронеавтомобилей: 172:
    • Легких бронеавтомобилей: 85;
    • средних бронеавтомобилей: 87;
  • Автомобилей: 3 237:
    • Легковых автомобилей: 120;
    • Грузовых автомобилей ГАЗ: 1 512;
    • Грузовых автомобилей ЗИС: 969;
    • Мастерских: 57;
    • Автобензоцистерн: 159;
  • Тракторов: 359;
  • Мотоциклов: 461.

27 июня 1941 года в корпусе насчитывалось 541 танк и в выделенной группе Попеля (34 тд, с усилением) имелось 238 танков. Однако к месту сражения они прошли маршем в среднем 495 км, причём точное количество машин, дошедших до Бродов, неизвестно: на марше было оставлено из-за поломок и недостатка горючего до 50 % бронетехники.

Для танков Т-34 в 1941 году 500-километровый марш был бы практически смертельным. В июне 1941 года 8-й механизированный корпус под командованием Д. И. Рябышева после такого марша из мест постоянной дислокации к району Дубно потерял в дороге почти половину своей техники вследствие поломок.

Артем Драбкин, «Я дрался на Т-34.»

[8]

На 07.07.1941 в корпусе насчитывалось только 43 танка.

Потери на 01.08.1941:

Причина потерь КВ Т-35 Т-34 БТ Т-26 Т-37/40 Итого
В ремонте на рембазах и на заводах промышленности 5 1 46 16 68
Оставлено на месте расквартирования 6 10 5 46 17 84
Отстало в пути и пропало без вести 10 8 40 77 120 4 259
Передано в другие части во время боевых действий 22 27 7 54
Безвозвратные потери 28 18 67 172 6 281

В кино

Один из эпизодов кинофильма-эпопеи Юрия Озерова «Битва за Москву», фильм 1-й «Агрессия», посвящён боевым действиям 8-го механизированного корпуса в боях в районе Дубно. Роль бригадного комиссара Попеля[9] исполнил актёр Валерий Юрченко.

Боевая деятельность

1941 год: выдвижение на линию фронта

22 июня

Части корпуса в 5:40 22 июня были подняты по боевой тревоге и к исходу дня, составляя резерв 26-й армии, сосредоточились в районе Чишки, Ваньковичи, Райтаревиче (10 км западнее Самбора), пройдя в среднем 81 км. Подчинявшаяся корпусу авиаэскадрилья была полностью сожжена на аэродроме базирования в Стрые. Один из мотострелковых полков 7-й моторизованной дивизии попал под бомбёжку из-за того, что не получил своевременно приказа о выдвижении, и потерял 190 человек, в том числе 120 ранеными[5].

В 21:15 того же дня народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко приказал командующему войсками Юго-Западного фронта генерал-полковнику М. П. Кирпоносу силами 5-й и 6-й армий нанести удары на г. Люблин (Германия) и уничтожить противника[10]. При обсуждении директивы в штабе Юго-Западного фронта посчитали, что операция по окружению с выходом к Люблину невозможна. Предложение начальника штаба Юго-Западного фронта генерала Пуркаева — отвести войска и создать сплошную линию обороны по старой границе, а затем контратаковать — также было отвергнуто, Пуркаев снят с должности. Решили нанести удар тремя мехкорпусами (15-й, 4-й, 8-й мехкорпуса) с фронта Радзехов — Рава-Русская на Красностав и одним мехкорпусом (22-й мехкорпус) с фронта Верба — Владимир-Волынский на Красностав. Цель удара — не окружение (как требовала директива), а разгром во встречном сражении главных сил противника.

Для уничтожения войск противника командующий войсками фронта решил создать ударные группировки: северную ударную группировку — 22-й, 9-й, 19-й механизированные корпуса и 31-й стрелковый корпус — в районе г. Луцка; южную ударную группировку — 4-й, 8-й, 15-й механизированные корпуса и 37-й стрелковый корпус — в районе г. Броды. На первом этапе операции группировки войск должны были нанести удары на м. Сокаль. 5-я и 6-я армии должны были остановить продвижение противника и обеспечить развёртывание ударных группировок на своих рубежах. 36-й ск должен был выйти на рубеж г. Дубно — г. Кременец и прикрыть житомирское направление, а 37-й ск выйти юго-западнее г. Кременца, прикрыв тарнопольское направление. В г. Тарнополе находился командный пункт Юго-Западного фронта[10].

Во исполнение принятых решений 8-й мехкорпус достиг к вечеру 22 июня места сосредоточения, но в 20:40 получил приказ командующего фронтом двигаться в Куровице и после ночного марша к утру 23 июня быть готовым к встрече противника — XXXXVIII моторизованного корпуса вермахта[5].

23 июня

К 11:00 23 июня головные части дивизий корпуса достигли окрестностей Львова (12-я танковая дивизия — Куровице, 7-я моторизованная дивизия — Миколаюв; 34-я танковая дивизия — Грудек Ягельоньски). Они поступили в распоряжение 6-й армии, командующий которой в 15:30 23 июня отдал приказ о повороте и сосредоточении корпуса в районе Яворов, Грудек Ягельоньски, Ярына, куда он прибыл к полуночи, пройдя в среднем 215 км[5].

24-25 июня

В 6:00 24 июня корпус по частному приказу командующего 6-й армией № 005 начал переход в новый район: Красно, Олескэ, Броды, чтобы совместно с 15-м мехкорпусом уничтожить наступавшую на Дубно танковую группу противника. Марш совершался по двум дорогам, забитым войсками, во Львове отдельные части корпуса втянулись в уличные бои с украинскими националистами, поднявшими в городе вооруженное восстание[5].

В 7:00 25 июня корпус должен был атаковать противника и 12.00 выйти в район Чарукув, Боремель, Берестечко, Звиняче. Однако этот приказ был доставлен в штаб корпуса спустя 2 часа после назначенного времени атаки, в 9:20, когда штаб достиг Буска, а части корпуса двигались из района Грудек в район Буск, Красное. Из-за пробок на дорогах марш удалось завершить только после полудня 25 июня, потеряв по пути до 50 % матчасти из-за поломок и отсутствия горючего[5].

После этого по приказу № 0015 командующего фронтом корпус совершил ещё один ночной марш в район Сребно, Болдуры, Станиславчик, Ражнюв. Исходя из реальной обстановки, командующий фронтом перенёс начало атаки на 9:00 утра 26 июня приказом № 0016[5].

До начала боев части прошли в среднем 495 километров[5].

Сражение под Бродами

26 июня

К 6:00 26 июня 12-я и 34-я танковые дивизии заняли исходное положение на правом фланге на направлении главного удара в районе Гоноратка, Лешнев, Грыцоволя для наступления на Броды, Берестечко, Марысю. В это время 7-я моторизованная дивизия двигалась в лесах по труднопроходимой местности северо-западнее Бродов и вышла на предназначенный ей рубеж на левом фланге только к 11:00 (Соколувка, Адамы), пройдя 86 км от Буска[5].

Не дождавшись её подхода, танковые дивизии с ходу перешли в наступление на Берестечко.

12-я танковая дивизия

Дивизия встретила организованное сопротивление 16-й танковой дивизии противника, прикрывавшегося непроходимой для танков, заболоченной поймой реки Слоновка и уничтожившего все переправы. Командир 12-й танковой дивизии бросил в бой мотопехоту, сумевшую форсировать вброд реку и захватить плацдарм на другом берегу. Саперы приступили к восстанавлению моста и прокладке гати через болото. К 11:00 мост был восстановлен, по нему переправились тяжелые танки, поддержавшие наступление пехоты. К исходу дня удалось захватить высоты севернее города Лешнев, а к 16:00 и сам город, уничтожив при этом 3 батареи и 4 танка противника. Сама 12-я танковая дивизия потеряла в бою 8 танков, 2 завязли в болоте. Авиация противника нанесла большой урон службе технической поддержки дивизии, разбомбив все тракторы артиллерийского полка и большую часть артиллерийских расчетов (огнём с земли удалось сбить один Не-111). Было уничтожено большое количество грузовиков с боеприпасами и цистерн с горючим. Сильно пострадал и командный пункт корпуса: разбита главная радиостанция и несколько штабных автомашин[5].

34-я танковая дивизия

Смогла к исходу дня овладеть районом Хотын, Редкув, Коморувка, уничтожив при этом три батареи, два батальона мотоциклистов, захватив два батальонных штаба и 4 танка противника. В районе Редкув, Теслухув дивизия столкнулась с сильной противотанковой обороной, потеряв 5 танков (4 подбито, 1 сгорел). Получив данные разведки о движении из Теслухува на Козин до сотни грузовиков и танков, а также о скоплении в лесах у Антонувки до 100 танков, командир дивизии решил не рисковать правым флангом и сосредоточил войска в лесах южнее Хотына[5].

7-я моторизованная дивизия

Заняла левый фланг корпуса к 11:00, а в 13:00 перешла в наступление на участке Бордуляки, Станиславчик, Монастырек, однако продвинуться не смогла.

27 июня

Командир корпуса Д.И. Рябышев считал обстановку благоприятной и планировал продолжать наступление с утра 27 июня, однако в 2:30 ночи в штаб корпуса был доставлен приказ командующего фронтом перейти на помощь обороняющемуся возле Почаюв Новы 37-му стрелковому корпусу, выход начать немедленно. Такой же приказ получил 15-й механизированный корпус[5].

Командир корпуса отдал соответствующие приказы командирам дивизий через вестовых. 12-я дивизия получила приказ вовремя и смогла начать отход сразу, поставив в прикрытие 24-й танковый полк. Однако 34-я уже атаковала противника севернее Берестечко. Из-за задержки выхода из боя на 2,5 часа дивизия отходила с тяжелыми арьергардными боями. 7-я мотодивизия находилась под огневым воздействием противника и при отходе с боями тоже понесла потери[5].

В 6:00 в двух километрах южнее Бродов в корпус поступил новый приказ командующего фронтом: начать наступление на Броды, Верба, Дубно. В это время 12-я дивизия находилась на марше, её колонна растянулась на 20-25 км, а 7-я и 34-я вели бои в занимаемых районах, В 8:50 для разведки маршрутов выдвижения был послан корпусной мотоциклетный отряд. Добравшись до 12-й дивизии, делегат связи штаба корпуса смог немедленно развернуть часть колонны (25 тяжелых и средних танков) и направить как передовой отряд в направлении Козин, Верба, Дубно с задачей захватить Дубно и прикрыть с юго-востока выдвижение корпуса в этом направлении. Оставшаяся бронетехника достигла района Подкамень, где в ожидании подвоза горючего стала приводить себя в порядок[5].

К авангарду 12-й танковой дивизии в 14:00 были добавлены около 150 танков 34-й дивизии с задачей к исходу дня овладеть районом Дубно и организовать взаимодействие с наступавшим на Дубно с северо-востока 19-м механизированным корпусом 5-й армии. Наступление было остановлено противником на рубеже Турковиче, где к ночи начали дозаправку машин и разведку противника. К исходу дня с 34-й дивизией соединились части 23-го и 24-го танкового полков (до 30 танков), вышедшие в 17:00 из района Червоноармейска. Эту объединённую группу возглавил заместитель командира корпуса по политической части бригадный комиссар Н. К. Попель. К исходу дня группе удалось внезапно атаковать на марше колонну 11-й танковой дивизии вермахта и продвинуться на 30 км в район Пелча, а затем подойти к Дубно[5].

Передовой отряд 7-й моторизованной дивизии (батальон 300-гo полка с дивизионом артиллерии) смог преодолеть сопротивление немцев у реки Пляшевка и пройти на Дубно. А основные силы дивизии подошли к реке только с наступлением темноты, когда подразделения 16-й немецкой танковой дивизии снова заняли оборонительные позиции, через которые советские части не преодолели[5].

28 июня

Группа Попеля с утра 28 июня совершила неожиданную для противника атаку в районе Подлуже, Адамувка, Пиратын и вышла в район Замчиско, Смолярна, Сады Мале. Затем она отрезала выдвинувшиеся к Кременцу и реке Иква подразделения 16-й танковой дивизии вермахта и к вечеру подошла к Дубно, выйдя в тыл 11-й танковой дивизии и заставив волноваться командование вермахта. Начальник штаба сухопутных войск Гальдер отметил в дневнике: «На правом фланге 1-й танковой группы 8-й русский танковый корпус глубоко вклинился в наше расположение. Это вклинение противника, очевидно, вызвало большой беспорядок в нашем тылу в районе между Бродами и Дубно. Противник угрожает Дубно с юго-запада, что при учете больших запасов вооружения и имущества в Дубно крайне нежелательно». Однако успех группы не был развит, хотя в десятке километров южнее попавшего в окружение Попеля находились 140-я и 146-я дивизии 37-го стрелкового корпуса…[5]

К 11:00 авангард 7-й дивизии вёл бой с мотопехотой и танками противника у местечка Верба, а главные силы этой дивизии и остатки 12-й к 13:00 завязли в упорном бою на рубеже Пляшевки на весь день до 19:00. Немцы сообщили о 22 подбитых советских танках. Тем временем разведка обнаружила движение крупной группы противника в направлении Теслухув, Козин, Кременец (на Кременец шло до 300 машин), а также на Козин, Вербу. Затем прошедшие на Кременец силы 16-й танковой дивизии вермахта вернулись, к ним присоединились новые пехотные дивизии. 75-я атаковала 7-ю с севера, 57-я перерезала коммуникации в районе Бродов. Кольцо вокруг основных частей 7-й дивизии, которая так и не пробилась к 34-й, замкнулось. Её бомбили с воздуха и артиллерийским огнём. Получив приказ командира корпуса прорываться, к полуночи 28 июня она с большими потерями живой силы, танков, артиллерии и транспорта вышла из кольца юго-восточнее Бродов[5].

С вечера 28 июня командир корпуса отдал приказ отводить уцелевшие части через Броды на Подгорце под огнём противника.

29 июня

Командир корпуса Д. И. Рябышев в мемуарах, описывая трагические события первой недели войны, приводит и эпизод, демонстрирующий возможности советских танков в бою. «Танки немцев (до 40 машин) прорвались в глубь нашей обороны. Они с ходу раздавили одну батарею и ринулись к командному пункту 12-й танковой дивизии… Генерал Т. А. Мишанин быстро выделил из своего резерва три танка КВ, четыре Т-34 и приказал уничтожить прорвавшегося врага. На помощь этой семерке я направил три танка КВ. В тылу нашей обороны завязался танковый бой. Я наблюдал, как фашистские танки с черными крестами метались между нашими громадными КВ, ища спасения. Они пытались маневрировать, чтобы получить возможность стрелять в слабую боковую броню. Но и это не помогло: КВ и Т-34 сноровисто расстреливали из своих 76-мм пушек вражеские танки… Таким образом, шесть КВ и четыре Т-34 уничтожили все 40 немецких танков, а сами не понесли потерь»[5].

В результате сражения под Бродами потери корпуса (без группы Попеля) составили 96 танков (из них 3 КВ, 18 Т-34), 635 бойца погибшими и 1673 ранеными[5].

А группа Попеля продолжала сражаться в окружении, заняв оборону в районе Вербы и рассчитывая только на себя. 29 июня 16-я танковая дивизия предприняла наступление с целью освободить коммуникации, перерезанные советскими танкистами, «Неожиданно русские провели пехотную контратаку. Атака наших войск захлебнулась. Приказ к отступлению!». «Приказов, казалось, уже никто не слышал, началась беспорядочная стрельба вокруг. Отступление частично перешло в панику. Лишь на короткое время еще раз удалось остановить напор танков и пехоты. Вербу пришлось оставить», — отмечено в дневнике 16-й дивизии вермахта[5].

30 июня

16-я танковая дивизия при поддержке авиации начала новую атаку на группу Попеля, с севера на неё двинулась 44-я пехотная, с востока — 111-я пехотная, с запада — 75-я пехотная дивизии вермахта. Из окружения удалось прорваться небольшой части бойцов 34-й танковой дивизии во главе с бригадным комиссаром Попелем. Объединившись по дороге с остатками 124-й стрелковой дивизии, Н. К. Попель вывел к своим 1778 человек[5].

Во фронтовом резерве

Даже после тяжёлых боёв и бомбёжек корпус оставался внушительной силой: 19 тысяч военнослужащих, 207 танков (43 КВ, 31 Т-34, 69 БТ-7, 57 Т-26, 7 Т-40), 21 БА (при отступлении были собраные отставшие на дорогах). После перевода корпуса во фронтовой резерв на ремонт в Харьков были отправлены 134 танка и 5 тракторов.

7 июля корпус сосредоточился в районе Казатина.

Переформирование

Управление корпуса в середине июля 1941 года было расформировано. 7-я моторизованная дивизия была реорганизована в стрелковую, ее танковый полк переформирован в 63-й отдельный танковый батальон[5].

4 августа 1941 года на основании Директивы Генерального штаба от 22 июля 1941 года в составе Юго-Западного Фронта на базе штаба 8-го механизированного корпуса сформировано полевое управление 38 армии. В состав армии вошли 47-я горнострелковая дивизия, 169-я, 199-я, 300-я и 304-я стрелковые дивизии, танковые, артиллерийские и другие соединения и части[11].

Примечания

  1. БРЭ статья «ОБОРОНИ́ТЕЛЬНЫЕ ОПЕРА́ЦИИ НАЧА́ЛЬНОГО ПЕРИ́ОДА ВЕЛИ́КОЙ ОТЕ́ЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ́ 1941–45»
  2. Великая Отечественная война 1941-1945 годов. В 12 томах. — М.: Воениздат, 2015. — Т. 2. — ISBN 975-5-203-02-113-7.
  3. Приказ Народного комиссара обороны СССР о боевом применении танковых и механизированных частей и соединений № 325 от 16 октября 1942 года.
  4. Рябышев Д. И. Первый год войны. / Лит. запись В. М. Зоткина. — М.: Воениздат, 1990. — 255 с. — (Военные мемуары). — ISBN 5-203-00396-3
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 Е. Дриг. 8-й механизированный корпус. Механизированные корпуса РККА в бою: история автобронетанковых войск Красной Армии в 1940- 1941 годах. Дивизии РККА в годы Великой Отечественной войны (4 февраля 2019). Дата обращения: 28 ноября 2020.
  6. Цинченко Александр Васильевич
  7. Кадровый состав органов ГБ СССР
  8. А. В. Драбкин, «Я дрался на Т-34.»
  9. Попель Н. К. В тяжкую пору. — М.-СПб.: Terra Fantastica, 2001. 2001 г. — 480 стр., стр 414. ISBN 5-17-005626-5, 5-7921-0392-5
  10. 1 2 Краснознамённый Киевский. 1979.
  11. «Ташкент» — Ячейка стрелковая / [под общ. ред. А. А. Гречко]. — М. : Военное изд-во М-ва обороны СССР, 1976. — С. 111—112. — (Советская военная энциклопедия : [в 8 т.] ; 1976—1980, т. 8).

Литература

Ссылки

The article is a derivative under the Creative Commons Attribution-ShareAlike License. A link to the original article can be found here and attribution parties here. By using this site, you agree to the Terms of Use. Gpedia Ⓡ is a registered trademark of the Cyberajah Pty Ltd.